Новости » Политика Читати новину українською

Нестор Шуфрич: Призываю власть переоценить отношение к свободе слова, и не только относительно "Першого Незалежного"

Нестор Шуфрич
Нестор Шуфрич

Народный депутат, председатель парламентского комитета по вопросам свободы слова

112ua.tv

- Председатель комитета по свободе слова Нестор Шуфрич стал совладельцем "Першого Незалежного". Отныне народный депутат является основателем телеканала с мажоритарной долей в 60%. Остальные 40% принадлежат журналистскому коллективу "Першого Незалежного". Стороны подписали соглашение о невмешательстве в журналистскую политику и журналистскую деятельность.

Нестор Иванович Шуфрич  гость нашего эфира.

- Перед тем, как говорить о свободе слова, хочу обратиться ко всем: пожалуйста, вакцинируйтесь. То, что власть обеспечила вакцинирование только 13% наших граждан, – это недопустимо. Поэтому у нас сейчас большая опасность относительно следующей волны. Призываю власти открыть как можно больше центров вакцинации.

- Почему вы решили стать совладельцем "Першого Незалежного"?

- Я откликнулся на ваше обращение, спасибо. Это для меня очень ответственно, очень почетно. То, что вы делаете, – это великолепная работа, ведь сегодня говорить правду очень опасно. И то, что вы на протяжении этих шести месяцев демонстрируете желание не сдаваться, меня покорило и воодушевило. Я внимательно вник в ваш последний конфликт с национальным советом по телевидению и радиовещанию. И если у г-жи Герасимьюк не поняли ответы от 100 журналистов, то, пожалуйста, госпожа Герасимьюк, я в вашем распоряжении и готов ответить на все ваши вопросы. И вам не надо будет опрашивать 100 журналистов – можете опросить меня одного. Я с радостью встречусь с вами и отвечу на все вопросы, как в свое время, без всяких табу.

Я помню вас еще выдающейся журналисткой в передаче "Без табу". Я отвечу на все ваши вопросы, а журналистам давайте дадим выполнять их профессиональную работу: подавать информацию. А оценивает информацию пусть наш телезритель, в данном случае пользователи YouTube, к сожалению. Надеюсь, что эта ситуация изменится, будем за это бороться. Думаю, вместе мы добьёмся справедливости, потому что это недопустимо, когда 100 журналистов безосновательно третируются, – это моя личная оценка, – представителями Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания. Это ненормально, когда зам. председателя СБУ письмом решает, подавать ваш сигнал на спутник или нет. Я с этим вопросом разбирался, и даже мои политические оппоненты не приняли такие действия в отношении "Першого Незалежного". По-разному относились к решениям РНБО, хотя все понимали сомнительность их с точки зрения Конституции и законов Украины, в отношении "112 Украина", ZІК, и NewsOne, но в отношении "Першого Незалежного" возмущение было крайним.

И тот факт, что руководство СБУ присутствовало на совещании с лидерами фракций, говорит о том, что есть понимание. При том что эти были полные антагонисты моих политических взглядов, они понимают, что таким способом бороться со свободой слова нельзя. И понимают не только они.

Г-жа Рибейру, уполномоченная ОБСЕ по свободе СМИ, уже дважды поднимала вопрос о закрытии телеканалов. А в последнем своём обращении к украинским властям подняла вопрос и относительно "Шарий.net", и относительно "Страна.ua", которые также были закрыты через механизм санкций. Первый раз отреагировали мгновенно – 4 февраля был вызван в ОБСЕ посол Украины при этой организации. Дважды уже отреагировал офис по правам человека ООН. Эти организации действуют очень прозрачно, и у них есть жесткие стандарты, на основании которых они действуют.

И, конечно, уже вторая реакция Freedom House за последний месяц. В мониторинге от 1 июня 2020 года до 31 мая 2021-го отмечено нарушение действующих норм Конституции и законов Украины и незаконность отключения трех телеканалов.

Я очень переживаю за имидж нашей страны и надеюсь, что наша с вами общая позиция, наша демонстрация готовности отстаивать права наших граждан получать информацию, а ваше право ее подавать, увенчается успехом. Мы сможем убедить власть, что если есть нарушения и они их видят, то пусть привлекают к ответственности в установленном порядке. Мы ни в коем случае не хотим прикрываться правами журналистов и принципами свободы слова от незаконных действий. Есть незаконные действия – привлекайте в установленном порядке к уголовной ответственности, обращайтесь в суд о прекращении действия лицензии. Но это ни в коем случае не должно быть, как сказали международные эксперты, непрозрачным, непропорциональным решением, да еще и принятым подконтрольным президенту органом исполнительной власти.

- За последние два года мы увидели, как власть закрывает СМИ, которые говорят правду. Не боитесь ли вы, когда стали обладателем 60%, что власть так же будет закрывать потуги выйти в эфир? И как вы планируете бороться за свободу слова, за свободу говорить правду?

- Я надеюсь на диалог. Я хочу спросить власть, уже как собственник, показать мне основания, почему "Перший Незалежний" отключён сегодня от возможности транслировать свои программы через спутник, на что есть лицензия и ее никто не аннулировал. А также запрещено провайдерам, которые передают ваши программы по кабельным сетям, это делать. Я от вашего и от своего имени буду общаться с уполномоченными на то структурами, политическими и чиновничьими представителями, чтоб они объяснили, в чем причина, в чем мы с вами нарушаем закон. И будем просить законных действий в отношении нас с вами.

Сегодня суды боятся рассматривать ваши иски – иски трех телеканалов, и собственников этих телеканалов, есть иск в ОАСК и "Першого Незалежного". Но в ОАСК откровенно говорят: нам угрожают роспуском суда, если мы будем рассматривать ваш иск, а не удовлетворить его нельзя – там настолько очевидное нарушение закона. Более того, подставился этот зам. председателя СБУ: в случае решения суда в нашу пользу он должен быть привлечен к уголовной ответственности. Там целый ряд статей, причем сроки очень немаленькие. Я понимаю переживания власти за ответственность за свои действия, но тем не менее я буду призывать к компромиссу.

Если власть признает незаконность своих действий, может быть, удастся добиться какого-то компромисса, если вам вернут возможность работать. Мы не будем прикрываться Конституцией, правами журналистов, если будет доказано, что мы нарушили закон. Пока этого никто доказать не может. Мы готовы отвечать в рамках Уголовного кодекса, в рамках полномочий Нацсовета по телевидению и радиовещанию, в чьи полномочия входит, если есть нарушения, направление в суд представления о нарушении лицензии. Но этого не делается.

В отношении телеканала "Наш" комитет по свободе слова принял уже второе решение обратиться к Нацсовету пересмотреть вое решение. Первое такое решение было принято в отношении радио "Прямой". Все знают мои отношения с Порошенко – мы, как луна и солнце. Но, когда встал вопрос о незаконных действиях в отношении радио "Прямой", я голосовал за обращение к Нацсовету о пересмотре, и благодарен коллегам по комитету, которые оценили ситуацию адекватно.

Нет никакой политики – есть закон. Мне пришлось, наступив на горло, поддерживать медийную студию, которая мне не совсем симпатична, но я вынужден это сделать за их право говорить то, что они хотят, пока они это делают в рамках закона.

- Каких изменений ожидать нам? Изменится ли программная концепция? Обсуждали ли вы с кем-то редакционную политику?

- Нет, и это моя принципиальная позиция – абсолютное невмешательство в ваше видение того, что происходит. Я знаю, что на "Першому Незалежному" есть журналисты разных настроений. Я уважаю настроение каждого. Более того, и в студии "112 Украина", и ZIК мне тоже было очень непросто вести диалог с журналистами, которые, как я чувствовал, не разделяют мою политическую платформу.

Но несмотря на то, что я был близко знаком с собственниками этих телеканалов, это не означало, что я бежал и жаловался, что меня немножко "подавливали". Это нормально, это ваша работа. Поэтому давите на меня, как на политика. Если не согласны со мной, действуйте так, как велит вам сердце. При этом я не говорю, что вы не имеете права на ошибку – ошибается каждый. Но это должно быть ошибкой, а не заангажированностью. Поэтому дерзайте, и я очень надеюсь, что нам удастся урегулировать с властью вопросы незаконных санкций в отношении "Першого Незалежного". Впрочем, как и в отношении "112 Украина", ZIК и NewsOne. Но это уже компетенция Верховного суда, и здесь у нас два варианта: или убедить власть отказаться от своих незаконных действий, или доказать свою правоту в суде, о котором есть законопроект о его роспуске.

Говорить, что раньше все было справедливо, было бы не совсем корректно – я знаю, как работали администрации президента с предыдущими властями, но так, как сейчас, не было никогда. Когда мы изучали, как судьи Печерского суда могли принимать такие абсурдные решения в отношении ареста Виктора Медведчука, нам откровенно сказали: они разгоняют Конституционный суд, ОАСК, а нам говорят, что, если мы не будем действовать так, как им сейчас надо, они распустят и нас. Учитывая, что у них монобольшинство, сегодня мало кто сомневается, что они такое могут сделать. Поэтому говорить о свободных и независимых судах, к сожалению, нельзя. Как говорят в кулуарах журналисты, судьи жалуются, что на них давят.

- Стучите погромче, доведите до власти, что роль медиа не состоит в том, чтобы нравиться.

- Когда мне мои коллеги и товарищи по партии доверили комитет по свободе слова, многие удивились. Но когда меня назначали министром МЧС, тоже много чего говорили, но я с этой работой справился. Я благодарен моим коллегам по комитету, за исключением случаев по "112 Украина", ZIК и NewsOne, что в них побеждали журналисты. Я понимаю, что у любой смелости, к сожалению, есть граница. Я уверен, что власть должна остановиться. Они понимают силу слова, силу того, с чем они борются – они же сами из этого же цеха.

- Из медийщиков получились самые классные палачи медиа? Потураев, Ткаченко и сам Зеленский...

- Да, и лучший пример – Ольга Герисимьюк. Представители оппозиционных партий готовы идти на любые площадки, притом что у каждого есть свои скелеты в шкафу. Но мы готовы отвечать за наши скелеты. Мы хотим слышать ответы на вопросы к власти, уже даже не наши, а журналистские вопросы. В 13-м году была попытка закрытия "5-го канала", но Янукович пресек эту попытку. А в 2004-м было решение Печерского суда о закрытии "5-го канала". Тогда это решение попало к Медведчуку, и он отказался его выполнять.

Любой реакционной политике власти должен быть предел, и он наступает тогда, когда начинают преследовать журналистов. Первый телеканал, который был грубо закрыт, до каденции Зеленского, был телеканал "Гравис", который критиковал Кравчука. Это было сделано до выборов, и совпадение-не совпадение, но тогда он проиграл президентские выборы, закрыв телеканал. Быть у власти, оставаясь президентом, – это самое последнее дело закрывать телеканалы и преследовать журналистов.

- Если эта власть идет по "беспределу", не боитесь ли вы, что и против вас введут санкции?

- Безусловно, я все это понимал. На принятие решения мне хватило двух часов. Хочется верить в то, что такое мое решение заставит власть задуматься, почему человек готов идти фактически на расстрел ради принципов? Почему таково мое возмущение и с чем оно связано? Я сейчас не буду апеллировать к моим отношениям с командой "95 Квартала" – у меня отличные отношения. Я был одним из первых, кто выразил слова соболезнования Сергею Шефиру. Он талантливый продюсер, и надеюсь, что он помогает президенту, как и в "95 Квартале".

Я надеюсь на человеческое отношение. Мы - политические оппоненты. Но наша команда никогда не обижала президента – мы его критикуем за земельную реформу, за тарифную политику, за социальную политику но, критикуя, предлагаем решения. Мы критикуем его за ситуацию на Донбассе, но предложили решение в виде своих законопроектов. И то, что нас сейчас воспринимают как врага № 1, то я хочу напомнить, что на стадионе не нашей команде объявили приговор. И чтобы так не случилось, что приговор, оглашенный Порошенко, не стал оправдательным приговором.

С нами начинали воевать от Кучмы в самом начале, и Виктор Федорович воевал. Мы к тому привыкли, и время очень быстро течет. И мы потом встретимся где-нибудь, во "Дворце "Украина" и посмотрим друг другу в глаза. Все возвращается на круги своя. Я все понимаю и не очень хочу, чтобы завтра я проснулся, а имущество всей моей семьи арестовано санкциями СНБО. Но интересно, как бы они это сделали, потому что меня абсолютно ничего не связывает финансово с Россией, разве что мои родственники и знакомые. Но у меня родственники есть и в Нью-Джерси, в Кошице, в Будапеште. Прадед моей жены – участник Парада Победы, генерал бронетанковых войск. У меня большие связи в Европе. Никто не сможет доказать, что я имею какие-то финансовые отношения с "ДНР-ЛНР", с РФ, хотя это не запрещено законом. Имущество, которое в Крыму и в "ДНР-ЛНР", у нас страна специальными законами защищает.

Недавно я прочитал, что я ездил в Россию и против кого-то что-то там делал. Так я в РФ не был, к сожалению, пять лет. К сожалению, потому что я хочу спокойно ездить в Россию, и чтобы потом в меня камни не бросали. Я понимаю все риски, готов к любым действиям и хочу верить, что именно такая моя позиция заставит власть задуматься, почему я решил так поступить. Возможно, они увидят мои заявления по этому поводу, мое видение того, как должен работать "Перший Незалежний" – а это так, как того хотят журналисты, никакого давления не будет, площадка открытая. Пусть приходят коллеги из всех фракций и политических сил, пусть оппонируют друг другу на этой площадке, а люди пусть принимают решение: а где же правда.

- В Комитете по свободе слова сейчас пять человек, в стране, где закрывают телеканалызахотели – закрыли. Что будет делать комитет дальше? Будете ли вы подавать какую-то просьбу, чтобы восстановить комитету его полномочия? Может, стоит его ликвидировать за профнепригодность?

- Я бы не сказал, что он профнепригодный. Об этом говорят последние его решения и многие другие решения, когда комитет встал на защиту журналистов. По "Стране.ua" и "Першому Незалежному" было принято решение получить информацию. Мы получили ответ, что это секретная информация и что она является собственностью СБУ. Я предложу обсудить этот ответ на комитете, и, возможно, мы поручим мне и секретарю или всем получить эти документы, придерживаясь грифа секретности. Вам мы ничего не сможем сказать, потому что это тайна, но мы убедимся либо не убедимся в фактах, мы сможем вынести свое решение, считаем ли мы безосновательным такое решение, или промолчим, если оно будет подставным.

Я буду предлагать ознакомиться, учитывая, что СНБО ответил нам, что это компетенция СБУ и информация является тайной, воспользовавшись своим допуском к государственной тайне и к изучению секретных документов. Даже в рамках уголовного расследования мы вправе ознакомиться с материалами. И это уже будет уголовное преступление, если мы информацию, полученную таким путем, будем распространять, то есть я не исключаю, что мы будем изучать обстоятельства, которые стали причиной принятия решений СНБО относительно ваших учредителей. К сожалению, вам сказать не сможем, но сможем апеллировать к СНБО.

Вижу, что практика, применяемая к "112 Украина", ZIK и NewsOne, распространяется, и мы будем просить представить нам факты контрразведывательной деятельности, как я понимаю, на основании которых были закрыты два сайта и три телеканала. И мы будем нести уголовную ответственность за сохранность информации, которую мы получим.

- Когда-то Нацсовет делил частоты. А сейчас из Нацсовета президентская и исполнительная вертикали сделали цензора, орудие для борьбы с инакомыслием. Можно ли как-то реагировать на действия Нацсовета?

- Три члена Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, включая известную Герасимьюк, уже более трех лет пересиживают свои полномочия. Ранее было, что, если полномочия закончились, ты не принимаешь участия в заседаниях, пока тебя не переизберут. Сейчас приняли поправку к закону, что можно выполнять обязанности, пока не переизберут. На заседании Комитета по свободе слова было принято решение, чтобы обратиться к председателю ВР урегулировать этот вопрос. Когда они принимали решение об аннулировании лицензии радио "Прямой", я обратился к одной из представительниц партии "ЕС": это же ваши кадры. На что она ответила: "Переобулись по дороге". То есть они, назначенные коалицией Порошенко – Яценюка, делают все, чтобы остаться на должностях. А еще на них давит уголовное дело о хищении 100 млн бюджетных средств. При этих обстоятельствах рассчитывать на независимый Нацсовет просто нет шансов.

- Есть предложение секретные доказательства СБУ признать их интеллектуальной собственностью и смириться с тем, что как таковых доказательств нет – есть просто интеллектуальная собственность сомнительного качества. 

- Когда продлевали в очередной раз домашний арест Медведчуку, мы диву давались: следователь СБУ просит эксперта СБУ дать экспертную оценку. Но ведь эксперты независимые – ты не можешь у ведомственного эксперта что-то спрашивать. Спроси хоть у эксперта МВД.

Когда я требовал ответственности Порошенко, а я и сегодня ее требую, то доказательства в отношении него должны были быть такие, чтобы даже Марина Порошенко в это поверила. Кстати, впервые эта власть позволила себе преследовать членов семей. Я очень люблю Оксану Марченко, по-человечески, и когда я узнал, что украинская власть заблокировала Дарье возможность учиться за границей в университете, в который она поступила, то я сказал: у вас же тоже есть дети.

Когда преследовали сына Ющенко, я тогда сцепился с Лещенко и сказал, что если к отцу есть много вопросов, то прекратите преследовать сына. Когда журналисты подошли к детям Зеленского 1 сентября, то я сказал, что не может ни один журналист подойти к ребенку, которому не исполнилось 16 лет, без разрешения родителей.

На преследование членов семьи всегда было табу. Когда на нас давят через наших близких – это демонстрация слабости. Недаром я сказал, когда подписал соглашение быть вашим партнером: "В бой идут одни старики" – так и будет.

-  Борьба власти с журналистами показывает в первую очередь украинскому народу, что власть нарушает закон. И это будет началом конца данной власти. Могли бы вы анонсировать мероприятия, чтобы и другие журналисты могли приходить и поддерживать публичные системные акции.

- У меня теплые отношения с журналистами этого коллектива, но это должны сделать журналисты. Я не журналист. Как злорадствовал Порошенко, когда были введены санкции против трех телеканалов, – чуть ли не чечетку танцевал на трибуне ВР. Но как он присел, когда прижали "Прямой", – он сразу прикрыл своим президентским иммунитетом свой канал. На "Прямом" поднимали вопрос моего вхождения в коллектив "Першого Незалежного" и там возмущались. Хочу сказать, что для усилений позиций журналистского коллектива "Першого Незалежного" я сделал не больше и не меньше, чем сделал Порошенко. Но вы должны объединиться, вы должны выстроить диалог с телеканалами, которые имеют другую идеологическую платформу.

У нас нет каналов, которые не склоняются к той или иной идеологеме. Но эта идеологическая разновекторность не должна быть причиной радости от санкций. Я не называю, какие каналы нажились на том, что были закрыты три телеканала. Одни это признают, с сожалением, что так получилось из-за того, что наших коллег закрыли, а другие это делают тихо, более цинично. Это оценка самих себя, и жизнь показывает, что все возвращается.

- Вы перечислили нескольких президентов, которые имели отношение к закрытию разных телеканалов. Какая муха кусает президентов, что они решаются пойти на такой шаг? Ведь Андрей Богдан одним из первых пришел на "Пульс" в эфир "112 Украина".

- Ни один из предшественников Зеленского не пришел к власти исключительно через телевизор. Мое невосприятие действий власти никогда не отразится на моем восприятии "95 Квартала". Жаль, что уже не все вернутся на сцену дворца "Украина", но это талантливые ребята, и дай бог, чтобы у них продолжалась эта дорога успеха. Зеленский знает цену этому и понимает, как "его могут уйти". Он понимает силу вашего слова так, как предыдущие не понимали – не было еще такого влияния массмедиа.

Когда Кучма стал президентом, он трое суток не мог поверить, что он президент. Мне об этом рассказывал Дмитрий Табачник, руководитель его избирательной кампании. При Ющенко ключевым было влияние "5 канала", но оно не было доминирующим – это сошлись геополитические интересы. А Зеленский не был запрограммирован никем – только телевизором, гражданами. Они сначала полюбили Зеленского как актера, который классно играл Ющенко, потом как Голобородько и поверили, что он станет президентом Зеленским. И он им стал – люди это сделали.

Другой кандидат еще в январе 19-го года, и это был не Порошенко, формировал Кабмин под себя, президента. Я тогда подумал, что Зеленский, получив власть таким способом, вытащит все рациональное, что было у "стариков", и с этой новой энергией получит результат. А они "стариков" убрали, и это их право, но "зеленая" энергия не дала результатов. В энергетическом балансе есть одна проблема – зеленая энергия (солнца и ветра) ничего не стоит, если она не сбалансирована старыми мощностями, которые производят реальную мощность, которую можно увеличивать, балансировать.

То, что сегодня происходит, ненормально – люди не могут иметь пенсию, среднюю, порядка 120 долларов. При Януковиче минимальная была такая, как сегодня средняя. Тарифы выросли в 18-19 раз и продолжают расти. Сегодня надо потратить 100 гривен за 100 кубов, чтобы поднять украинский газ, как сказал один из руководителей "Нафтогаза". Даже с рентой это не больше 2500 гривен. Такая цена была при Бойко, при Тимошенко. Почему сегодня люди платят за собственный газ скрытый налог?

Мы были уверены, что наш опыт будет востребован, чтобы делать жизнь лучше. Я искренне им желал и сегодня желаю успеха. Успех Зеленского – это успех каждого из нас. Идите дорогой успеха, Владимир Александрович, но пока у вас не получается. И не просто не получается, а провально не получается, а платят за это украинцы. И уже не ментально, не эмоциями, а платят из кармана реальные деньги за ваши ошибки и становятся все беднее.

Мое первое образование – преподаватель истории, но я стал не преподавателем, а предпринимателем. И добился значительного успеха. И когда я видел, что вокруг меня около 10 тыс. семей, которым мы дали работу, живут в относительном достатке, а парень, который за меня выполняет работу учителя, имеет зарплату в 20 долларов, я понял, что так быть не должно. И я пошел в политику. И я добился того, что зарплаты учителей и врачей стали больше. И только сейчас приходит понимание того, что такое работник медслужбы. Ковид тряханул так, что мы поняли, что наши герои – это врачи, которые не уехали, преподаватели, которые за бесценок продолжали учить наших детей. Сегодня нам это надо снова строить.

Сегодня все признают, что какая бы "злочинна та влада не була – жили ми краще". Я призываю власть быть ответственной прежде всего перед гражданами, перед Конституцией, перед законами. Законы можно обойти, но эта история всегда догоняет. Поэтому желаю власти быть успешной, но чтобы это был успех Украины, а не власти. Не просто благосостояний отдельных чиновников на 2-4-м этаже ОП, а каждого украинца. Чтобы вы имели право говорить, действительно ли "слуги народа" получают по 20 тыс. долларов каждый месяц или это неправда. Если это неправда, пусть они объяснят, почему в одночасье они стали голосовать как зайчики: "з огидою, але проголосував". 

Хочу поблагодарить вас за доверие. Признаюсь, это очень непросто. В "Маугли" после нападения рыжих собак сидят Балу, Маугли, Каа и говорят: "Это была славная битва". Я хотел бы, чтобы после того, как мы восстановим справедливость, а речь идет исключительно о справедливости, мы сказали: "Это была славная битва, мы отстояли свободу слова и права наших граждан. А власть нас услышала". Или не услышала – время покажет.

- Может ли Нестор Иванович за свои деньги финансировать "Перший Незалежний"?

- Конечно.

- От имени журналистов вы также можете кое-что обещать в контактах с властью. Мы готовы работать по закону, а не по беспределу и так же отвечать по закону. Мы благодарны вам, что вы взяли на себя эту работу, что вы решили работать с нами и быть на нашей стороне как владелец "Першого Незалежного".

- Основным движущим мотивом этого непростого решения был беспредел и циничное преследование со стороны Нацсовета, когда я увидел, что это уже издевательств. Пусть теперь попробуют со мной. А власть я призываю переоценить отношение к свободе слова не только в отношении "Першого Незалежного", но и в принципе.

Хочется верить, что ваши коллеги журналисты, телепродюсеры, которые пришли к власти, все-таки поймут, что вы – это они, только тогда, а они – это вы, но потом.

- Благодарим вас.

Редакция не несет ответственности за мнение, которое авторы высказывают в блогах на страницах ZIKUA.TV

Если Вы заметили ошибку в тексте новости, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.